16.07.2015

Владимир Шульмейстер - о госзакупках – Деньги

Первый заместитель министра инфраструктуры Владимир Шульмейстер о том, почему малому и среднему бизнесу нужно участвовать в электронных государственных тендерах.

Система государственных закупок долгие годы подвергалась критике и скепсису со стороны бизнеса, который из-за множественных коррупционных схем лишался возможности участвовать в торгах. Доступ к ним был крайне ограничен, а итоги тендеров – распределение заказов среди узкого круга подрядчиков. Однако реформа государственных закупок все же сдвинулась с мертвой точки, и сегодня все больше госпредприятий закупают товары и услуги через электронную платформу ProZorro, которая объединяет около десятка тендерных площадок – провайдеров. Да, речь пока что идет о допороговых закупках (товаров и услуг на сумму, которая не превышает 100 тысяч гривен, работ – до 1 млн. гривен), но на этой платформе уже состоялось свыше 1000 тендеров. И это лишь начало.

Тем не менее, активность участников таких тендеров, к сожалению, все еще крайне низка. Среднее количество исполнителей и поставщиков, претендующих на ту или иную заявку, составляет лишь 1,3 – то есть, как минимум, две трети тендеров проходит лишь с одним претендентом на поставку. Это означает, что претендентов крайне мало. При этом до сих пор раздается «плач Ярославны» о заангажированности и громоздкости тендерных процедур в госкомпаниях. Но почему-то и после появления электронных площадок очередь из потенциальных исполнителей не выстраивается.

А ведь процедура участия очень проста. В разы проще и прозрачнее, чем во времена «бумажных» тендеров. Госпредприятие размещает объявление о закупке на площадке, и эту информацию видят все зарегистрированные пользователи; условия закупки открыты и с началом приема предложений заказчик не может вносить в них изменения; участники аукциона видят только ценовые предложения своих конкурентов, но не их названия; после завершения аукциона все предложения открываются, и заказчик их анализирует.

Если компания, предложившая самую низкую цену, соответствует условиям закупки, она объявляется победителем, и должна предоставить определенный пакет документов для их дальнейшей проверки. Всем остальным участникам на этапе аукциона даже не нужно собирать справки. Никакой волокиты, никакой бюрократии.

И поэтому мне еще больше удивительно, почему так пассивны компании-поставщики? Не хотят, не знают, опасаются? Рассказывают о падении спроса и объемов бизнеса, но практически не замечают канал продаж, на другом конце которого – реальные живые деньги государственных предприятий. А ведь тысячам украинских компаний, которые жаловались на то, что их не допускают к государственным тендерам, представилась дополнительная возможность сбыта своей продукции.

Я ответственно заявляю: невзирая на сложности с бюджетированием, у государственных компаний есть деньги и они готовы платить. Например, предприятия Минифраструктуры всего за пару месяцев провели по новым процедурам 38 тендеров на сумму более чем 2 млн. грн. Сейчас открыто еще 220 тендеров, а их сумма – около 20 млн. грн.

Вместе с тем, многие госпредприятия действительно не заинтересованы в том, чтобы тендеры происходили открыто и были очищены от коррупции. Наше министерство нередко ощущает колоссальное сопротивление со стороны руководства некоторых компаний, входящих в сферу его управления. И они искренне удивляются тому, зачем ломать привычную систему и организовывать процесс закупок через электронные площадки. Увы, но прямых рычагов влияния на подведомственные предприятия у министерства нет, мы не можем вмешиваться в их хозяйственную деятельность.

Сохранению коррупции играет на руку низкая активность поставщиков. Ведь если госкомпания, разместив заявку, не получает предложений или получает всего одно, и то, не отвечающее условиям тендера, она может смело заявить, что система не работает. И возвращается к старым проверенным методам. Но министерство (как наше, так и другие) заинтересовано в усилении конкуренции, снижении цены закупки, в работе открыто и по новым правилам. Теперь слово лишь за поставщиками. Их действительно ждут, в них действительно нуждаются.